Как победить инфляцию?

Как победить инфляцию?

Часто наши граждане задаются вопросом: почему официальная статистика говорит о приемлемом уровне инфляции, когда вокруг значительно дорожают продукты питания? В доказательство к этому некоторые дотошные потребители выкладывают в своих постах в социальных сетях чеки, свидетельствующие о подорожании товара за последние месяцы в 1,5-2 раза. «Получается, официальные органы специально снижают показатели инфляции, чтобы красиво выглядели отчеты? Или чтобы не будоражить население?» – задаются вопросами люди. Однако, на деле не все так просто как кажется на первый взгляд…

Просто о статистике
Потребитель из Тараза Жанибек Сулейманов – дотошный покупатель. Он требует и собирает все чеки из магазинов и супермаркетов, в которых обслуживается. И по его данным получается, что на самом деле уровень инфляции в стране значительно выше, чем нам преподносят официальные органы. В доказательство к этому Жанибек приводит свои доводы.

— Вот чек из супермаркета, в котором 12 января 2019 года я приобрел мякоть говядины по 1850 за килограмм. А вот чек за 21 декабря прошлого года, где мякоть стоит уже 2600 тенге! Я подсчитал – повышение мяса за это время составило 45 процентов! То же самое по муке первого сорта – подорожание на 55 процентов! Хлеба – на 33 процента, молочных продуктов – на 29 процентов, а сыра одной и той же марки – на 88 процентов! По официальным данным, инфляция у нас не превышает за год шести процентов, а цены на продукты максимум повысились на 15 процентов. Где логика? – горячится потребитель.

Впрочем, такими вопросами задаются тысячи его соотечественников, которые убеждены – статистика врет, так как цены на продукты значительно выросли за последние два года.
Но как обстоят дела на самом деле?

— В действительности все несколько сложнее, — считает экономист Андрей Скородумов. – Инфляция включает в себя понятие стоимости всех товаров – и продуктов питания, и товаров народного потребления, и стройматериалов и так далее. Кроме того, сюда же входят и услуги связи, коммунальные услуги и так далее. Образно говоря, мясо действительно в регионе подорожало на 45 процентов. Но, допустим, тариф на электроэнергию остался на прежнем уровне. В итоге средний показатель инфляции составил около 22 процентов. Прибавьте сюда сахар, который подешевел на 20 процентов, и средний инфляционный показатель вдруг снижается до двух процентов! Вот вам и статистика!

Какой отчет не нужен акимам
Но здесь возникает другой вопрос: ведь даже если взять стоимость в разрезе одного товара, то нередко его повышение составляет более 50 процентов, тогда как официально рост дается в 5-6 процентов! Как быть с этим?

— Методы работы статистиков общеизвестны, — считает экономист. – Например, по тому же мясу официально рост может составить всего лишь несколько процентов – статистик учитывает среднюю цены на мяса, исходя из ее стоимости в разных торговых точках. Где-то он увидел мясо, которое подорожало на 50 процентов, а где-то нашел минимальную цену. Вот вам и среднее значение.

В то же время собеседник не отрицает, что в определенной мере все же сказываются пресловутые установки.

— Действительно, человеческий фактор здесь играет большую роль, — говорит Скородумов. – Статистик в своем отчете должен указать цены на тех или иных объектах, взятые за основу. И он будет искать самые дешевые расценки, и постарается не включать самые высокие, потому что начальство не одобрит его высокие показатели. В свою очередь, ни один аким не похвалит руководителя статоргана, который показал ему инфляцию выше обозначенного коридора! Так что в определенной мере утверждения граждан об искусственном занижении инфляции можно назвать справедливыми.

Экспорт – генератор инфляции?
Так что же делать с ростом цен, особенно в свете увеличения заработных плат в РК? Ведь повышение окладов и социальных выплат фактически нивелируется инфляцией.
Так, неслучайно введен запрет на экспорт живого скота из РК. Согласно статданным, за 10 месяцев прошлого года цены на баранину выросли на 15,6 процентов. При этом сильнее всего рост заметен на юге: в Туркестанской области баранина в январе-октябре подорожала на 28,7 процентов, в Кызылординской области и Шымкенте – на 23,3, в Алматы – на 19,9, в Акмолинской области – на 22.

По официальным данным, за 10 месяцев 2019 года стоимость другого мяса – говядины — выросла на 15 процентов, что в разы опережает темпы инфляции. И опять здесь лидерами являются южные регионы.

Очевидно, что высокий спрос на мясо был продиктован не только внутренним спросом, но и внешним. Экспорт мяса в стране действительно значительно вырос, что привело к его дефициту. Так, в 2019 году за пределы Казахстана было вывезено 156 тысяч голов крупного рогатого скота. При этом, подавляющее большинство — 78 процентов — увезено в Узбекистан, еще 14 процентов в Армению. Так же из страны было вывезено почти 264 тысячи голов овец, из них более половины — маточное поголовье. Основным скупщиком мелкого рогатого скота также является Узбекистан.

В результате менее чем наполовину оказались загруженными цеха по переработке мяса. А стоимость продукта на порядок выросла.

Парадоксы местного рынка
Отметим, что Жамбылская область в последнее время стабильно входит в тройку лидеров среди регионов по экспорту баранины. В 2018 году по республике на зарубежные рынки было экспортировало 3800 тонн баранины, 44 процента из которых приходилось на долю жамбылских товаропроизводителей. Большая часть мясной продукции отправлена в Иран, Бахрейн, а также в Кыргызстан и Узбекистан.

— Парадокс: регион завозит в страну племенной скот, благодаря государственным субсидиям, — рассказывает глава фермерского хозяйства в Жамбылской области Абдулла Жунусов. – Благодаря этому конечная цена на зарубежный скот оказывается не такой высокой. А когда выращенный скот продается на забой, то хозяйства закладывают в нее не рыночную стоимость завезенного скота, а только свои затраты, и то за минусом государственных субсидий. То есть, фактически Казахстан завозит к себе дорогое мясо, а потом продает его в третьи страны по цене ниже рыночной! Нужен ли нам такой экспорт? Ведь вот так мы кормим и развиваем экономику других государств.

Отметим, что в ближайшие семь лет Жамбылская область планирует завезти в регион еще свыше 30 000 голов КРС, которая будет просубсидирована из госбюджета через программу «Сыбаға». И по этому кругу АПК мог работать и дальше!

— По всей видимости, до правительства дошел голос простых фермеров, которые указывали на этот парадокс. Хорошо, экспорт растет, а ведь перерабатывающие цеха стоят! Считаю, что для дальнейшего снижения цен и увеличения переработки в стране должны задуматься над запретом экспорта не только живого скота, но и вообще мяса, оставив только экспорт переработанной продукции, — считает специалист.

Арабский акцент жамбылского экспорта
Действительно, в Жамбылской области при среднем уровне инфляции (5,3 процента по итогам 2019 года) продукция аграрного сектора отмечена значительным ростом стоимости. Продовольственные товары подорожали на 8,2 процента. Но отдельные цифры впечатляют — на 32,6 процентов подорожал хлеб, в процентном соотношении подорожали крупы (+24,5 процентов), рыба и морепродукты (19,5), мука (18,9), макаронные изделия (17,8), рис (16,9), картофель (15,6).

Цены на мясо мясо и птицу в регионе официально выросли на 13,8 процентов, хотя на деле говядина продается на рынке по 2400 тенге за килограмм – это один из самых высоких показателей в республике. При этом два года назад ее цена не превышала 1450 тенге. Но с тех пор Жамбылская область значительно подняла экспорт мяса, благодаря договоренностям с зарубежными партнерами и созданию целого ряда молочно-товарных ферм.

Так, в 2018 году 43 процента (1,6 тысячи тонн) экспорта казахстанской баранины приходилось на Жамбылскую область, которая отправляет мясо халаль в арабские страны – Катар, Иран, Бахрейн, ОАЭ. В 2019 году экспорт мяса превысил 1300 тонн говядины и 1500 тонн баранины. Крупным поставщиком мяса здесь является Меркенский район, хозяйства которого заключают контракты на экспорт в объеме до 4 000 тонн.

Только Меркенский мясокомбинат в день пускает на забой от 150 до 300 голов ягнят, вес которых по договору с иранцами должен составлять от 13 до 20 килограммов.
Надо ли говорить, что такими объемами значительно можно было бы загрузить местные цеха?

— Мелкий рогатый скот в живом виде за последний год подорожал почти в два раза, — рассказывает фермер. – Для крупных хозяйств существуют субсидии, а что делать мелким? Мы не можем найти достойный скот по прежним ценам, в результате в наших хозяйствах нет никакого развития. Существующее положение дел было выгодно только крупным хозяйствам, которые за счет госсубсидий и снабжали другие страны.

Примерно то же самое происходит и с другой продукцией. Регион экспортировал в прошлом году более 25 тонн картофеля, 30 тонн лука, 4 тонны кормов. Тогда как на внутреннем рынке цена на корма и овощную продукцию неуклонно растет. К примеру, картофель на рынке стоит 110-120 тенге, лук- 60-80 тенге. Но здесь положение спасает хотя бы то, что в регион импортируется овощная продукция с соседнего Кыргызстана, что влияет на баланс цен.

Словом, запрет на экспорт мяса напрашивался. И Правительство пошло на достаточно смелый шаг — в ущерб экспорту. В Министерстве сельского хозяйства отмечают, что нововведение позволит сохранить и увеличить поголовье казахстанского скота в ближайшие годы, загрузить отечественные мясокомбинаты качественным сырьем по приемлемым ценам и нарастить производство и экспорт готовой переработанной продукции.

Шухрат ХАШИМОВ

30.01.2020
340

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...